Двое

Станислав Река и Ольга Морозова: «Мы знаем лучший способ помириться»

25.07.2009

Из всех плюсов, которые дарят танцы, их больше всего радует удовольствие от собственного танцевания. Испытав, как и многие, не одно расставание в паре, они ценят взаимоподдержку, умение получать радость не только от заметных побед, но и от самой возможность танцевать, и верят, что если убедительно танцуешь, то добьешься успеха, несмотря ни на какую политику.

В танцы Стас пришел сам. В пятнадцать лет. - Хотелось нравиться девчонкам. Я не был компанейским парнем, компаниям предпочитал компьютер или телевизор. И чтобы научиться танцевать на дискотеках, пошел по объявлению на хип-хоп. Почему вместо хип-хопа Станислав попал на группу бальной латины, он уже не помнит ― может, просто время перепутал, а может, тот клуб так ребят заманивал… Зато Стас помнит свое первое впечатление от случайного для него ча-ча-ча: - Мне жутко понравилось! Я был уже в зрелом для танцев возрасте, поэтому сразу понял, что это ― моё. Я загорелся, сразу сообщил родителям, что страшно хочу танцевать. Самые близкие друзья первое время пытались меня образумить, а потом поняли, что бесполезно, что меня накрыло…

 

Родители Станислава новости очень обрадовались: наконец-то появилось что-то, что увлекло сына-домоседа. Но, конечно, ничего серьезного в его новом увлечении не увидели. Потом им пришлось не раз изменить свое мнение на этот счет: когда сын хотел поступать на бальную хореографию в Омскую Физкультурную академию, отец был уверен, что танцами на хлеб не заработаешь. Договорились, что первое образование Станислав получит нетанцевальное, а если за это время интерес к танцам не пропадет, то продолжит образование в соответствующем вузе. А когда через несколько лет Стас за четыре дня групповых и индивидуальных занятий заработал месячную зарплату отца, танцевальная судьба уже не казалась ему такой уж несерьезной. Но в первые дни знакомства Станислава с миром бальных танцев об этом, конечно, еще ничего не было известно, как не было ему понятно, насколько этот мир непрост. 

 

 

 

«Только через много лет я осознал, куда попал»

 

- Мои первые педагоги, Владимир Анатольевич и Людмила Александровна Семёновы до поры до времени оберегали меня, ― говорит Станислав. ― На тот момент я не понимал, что мне уже 15 лет и, в общем-то, уже поздно на что-то рассчитывать. Танцевальный мир достаточно жесток, на самом деле танцевать могут не все. Выдержка, финансы, нервы ― многие родители говорят, что не могут потянуть это, это дорого и сложно. А я всего этого еще не знал, и педагоги оберегали меня, не говорили, насколько трудный этот путь. Они говорили: «Ты можешь, давай, делай, делай, всё будет хорошо». В общем, вперед с песней. Так они культивировали интерес во мне, подбадривали меня, создавали такую доброжелательную атмосферу, что я только через много лет осознал, куда попал… То, что я стал танцором, это во многом благодаря моим первым педагогам. Если бы не они, я бы точно не танцевал. Потому что если всю картину раскрыть, то человек может не выдержать.

Впрочем, тренерской заботой было что поддерживать: интерес к танцам у Станислава был фанатический. Начав, естественно, с группы, занимающейся пару раз в неделю, очень быстро он стал дополнительно ходить в другие группы.

Это были мои первые танцевальные туфли. Я помню, как я их чистил и ставил на стуле перед собой, когда ложился спать ― так они мне нравились!

- Наверное, я выглядел смешно: мне было 15, а рядом танцевали дети 8―9 лет. Но я хотел заниматься еще и еще, и оставался с любой группой. Так что когда меня перевели из хобби-группы к спортивным танцорам, я оказался там самый старший. У меня и до сих пор так: ребята, с которыми я общаюсь, все, в основном, младше меня. Наверное, у меня какой-то такой рок: я всю жизнь в роли догоняющего. Пытаюсь догнать, боюсь, что не успею, что мало времени… Но тогда, в самом начале, все мысли были не о том, что мало времени, а том, как же хочется танцевать! Несмотря на то, что к неожиданному увлечению не был готов гардероб…

 

- Первые туфли, в которых я танцевал, мы купили на рынке, ― вспоминает Станислав. ― Это были обычные летние туфли. Кожаные, коричневые. А потом Владимир Анатольевич отдал мне свои старые танцевальные туфли, они были уже потрепанные, но что-то в них всё равно можно было сделать. Я помню, как я их чистил и ставил на стуле перед собой, когда ложился спать ― так они мне нравились! Это были мои первые танцевальные туфли. Они быстро пришли в негодность, и тогда я купил кусок дерматина, вырезал из него подошвы и приклеил… Износить обувь было немудрено.

 

- В Омске мы тренировались минимум часа по 3―4, а летом доходило до 8 часов когда были сборы, ― говорит Станислав. ―То есть у нас была очень сильная подготовка, физически нас очень серьёзно готовили. Желание танцевать и трудолюбие довели Стаса до М класса за 7 лет. В паре с Ольгой Федотовой он многого добился и в танцевальной сфере был хорошо известен от Урала до Красноярска.

 

- Но звездный уровень в Сибири отличается от столичного, а кроме того, на пятки начали наступать более молодые ребята, за спинами которых стояли большие спонсоры металлургических и нефтяных комбинатов, ― говорит Стас. ― Мы начали им проигрывать. И Владимир Анатольевич и Людмила Александровна посоветовали уезжать из Омска. Партнерша Станислава не была готова уехать, и они приняли решение расстаться. Новая партнерша, которую Стас нашел по интернету, жила в Вильнюсе, и он уехал в Литву.

Наверное, я выглядел смешно: мне было 15, а рядом танцевали дети 8―9 лет. Но я хотел заниматься еще и еще, и оставался с любой группой

- Всё выглядело забавно: парень из Сибири, 23 года, приехал танцевать в Литву…― вспоминает Станислав. ― Меня хорошо приняли, помогли с работой, с визой. Я прошел все круги ада с этими посольствами, устроился на работу менеджером по связям с общественностью, работал и преподавал танцы для литовцев. Мы протанцевали два года. Но я был недоволен своей партнёршей, потому что я не мог тренироваться столько, сколько хочу и, как человек из другого города, из другой страны, был в определённой зависимости от неё, от ситуации с жильём, с работой. И я вернулся в Москву, протанцевал два года с Юлей Коровкиной, которая мне очень понравилась своей целеустремлённостью. Но нам мешала большая разница в росте, и я снова пробовался в разных странах и уехал в Данию, в танцевальный клуб Kaf в Копенгагене. Мне повезло с партнёршей ― она была из танцевальной семьи, три верхние этажа их дома были жилые, а внизу была танцевальная школа. Они были хорошие, интеллигентные люди, я у них очень многому научился. Мы достаточно успешно развивались, но были очень большие сложности с визой, и поэтому, протанцевав один танцевальный сезон, я вынужден был вернуться обратно в Москву. После многих проб, весной, я увидел в интернете объявление Ольги. На тот момент она не определилась со своими планами, но в августе я снова написал ей. Мы попробовались, и мне сразу очень понравилось, сразу же было очень удобно танцевать. Я даже помню, что боялся: вдруг она откажется…

 

 

 

Человеческий фактор

 

Ольга слушает рассказ Стаса, кажется, даже внимательней, чем я.

 

- Моя история гораздо более банальная, поскольку я из Москвы, ― говорит она. ― У меня всё намного проще.

 

- Всё ещё впереди, ― оптимистично замечает ее партнер.

 

- Я готова, почему бы нет? ― улыбается Ольга и рассказывает. ― Меня привела в танцы мама ― во «Вдохновение», к Алексею Федоровичу Кочеткову. Мне было шесть лет. Через много лет я поняла, что мама хотела, чтобы я была уверена в себе, чтобы у меня была хорошая осанка, я была бы красивой стройной девочкой, которая будет всё время следить за собой. Помню, что мне понравилось, что есть музыка. Но у нас была очень строгая учительница, мы все её боялись, и иногда, когда я приходила домой, я плакала и жаловалась маме. А она говорила, что всё получится, что нужно чуть-чуть потерпеть… Я очень благодарна Алексею Федоровичу, поскольку у нас был очень сплоченный клуб, было много хороших пар и мы всегда были вместе. На атмосферу влияли еще летние сборы. Они проходили то в Москве, то где-то за городом или на море, там мы действительно становились друзьями и до сих пор все иногда общаемся. А каждый год в день рождения Алексея Федоровича мы приходим во Дворец пионеров на Ленинском…

 

Хотя Ольге не пришлось ездить по свету в поисках партнера, свою порцию потрясений, вызванных взаимоотношениями в паре, она получила.

 

- Во «Вдохновении» я сразу встала в пару с мальчиком, и мы протанцевали долго, лет семь. И я думала, что вот я буду танцевать с ним всю жизнь, ― вспоминает Ольга свои детские ощущения. ― А потом он решил встать с другой девочкой, потому что он был очень целеустремленный, и обычно немного заставлял меня заниматься. Для меня это было шоком. Мама говорила, что если мне нравится танцевать, то нужно только потерпеть, и я найду партнера. А у меня слёзы, мне казалось, такого больше никогда не будет… В итоге я долго была без партнёра, приходилось тренироваться, с педагогами одной. Потом, конечно, партнер нашелся. Он оказался свободолюбив, мог сказать: «Давай сегодня не будем заниматься». И я говорила: «Давай», поскольку я привыкла, что меня партнёр подталкивает к тому, что надо идти на тренировку, отрабатывать. Я радовалась, думала: «Как хорошо, я останусь в школе порепетировать», потому что я ещё была активной девочкой в школе, любила ставить всякие представления. Так продолжалось долго. В какой-то момент я поняла, что мне это надоело. Я воспитана в семье со строгими порядками, мне объясняли, что человек всегда должен быть чем-то занят, что, живя в Москве, придётся «бегать», придётся себя совершенствовать, просто чтобы суметь себя прокормить. Здесь такой ритм жизни. Сейчас есть родители, которые помогут тебе во всем, но всё не вечно, потом придётся добиваться чего-то самой. Поэтому ты должна, во-первых, учиться, а во-вторых, если есть любимое дело ― танцы ― то добивайся цели. Возвращаясь к моему партнеру ― я пыталась как-то нажать на него, но по своей натуре я не диктатор, я не могу быть жёсткой. Но я поняла, что не могу просто вот так не ходить на занятия. Получается, что вроде ты и танцуешь, но ничего не добиваешься. Результата не было, и меня это очень напрягало. И я сказала: «Мам, наверно надо искать партнёра». Хотя я понимала, что это означает опять неприятные процедуры, связанные с поиском партнёра, когда ты приходишь, на тебя все смотрят… Но я также понимала, что нужен целеустремлённый партнёр.

После проб Стас меня проводил. Это было как-то странно. Обычно потанцуешь и до свидания, «созвонимся». А тут… Это было приятно. Человеческий фактор, всё-таки…

С новым партнером Ольга танцевала три года, потом, как она говорит, «взгляды на танец разошлись». Зато он привел Олю в клуб «Форум», который произвел на нее впечатление.

 

- Не знаю, как это объяснить, но вот бывает ― заходишь в какое-то место, и тебе нравится его запах, стулья, атмосфера ― всё. Кстати, именно в «Форуме» мы впервые пересеклись со Стасом до того, как он уехал в Данию: я его видела там с другой партнершей. А когда позже мы с ним пробовались, мне было с ним на удивление очень удобно танцевать. Еще больше удивил Стас Олю после проб.

 

- Я до сих пор помню этот день, ― говорит она. ― Было очень тепло, солнечно и когда мы закончили пробоваться, Стас меня проводил. Это было как-то странно, обычно приходишь пробоваться, потанцуешь и до свидания, «созвонимся». А тут… Это было приятно. Человеческий фактор, всё-таки… Такой обходительный! Конечно, меня немного пугала разница в возрасте (Станислав старше Ольги на 12 лет ― ред.), но, с другой стороны я подумала: если нам удобно танцевать, если я вижу, что у Стаса есть цели, то чего ещё нужно, на самом деле? Всё остальное, мне кажется, можно преодолеть, было бы желание.

 

 

 

Десять вопросов паре

 

Во время проб вы оба почувствовали, что вам комфортно и танцевать, и общаться друг с другом. Вы танцуете вместе полтора года. Изменилось ли как-то мнение друг о друге за это время?

 

Ольга: Я могу сказать, что на данный момент я Стасу доверяю намного больше чем тогда.

 

Станислав: Наверно, просто узнала меня больше и лучше.

 

Ольга: Я сразу стала уважительно относиться к Стасу, но первый год мне было иногда как-то страшно приходить, что ли. Потому что это другой человек. А сейчас я узнала, какая у него бывает реакция на что-то, что он может и обидеться, и не ответить. В этом нет ничего плохого, всё как у нормальных людей.

 

Без ссор не обходится? Глядя на вас, кажется, что вы очень быстро миритесь…

 

Ольга: когда в нас накапливаются эмоции, можем и поссориться. Станислав: Ну, не может же быть всё хорошо. Должна быть какая-то разрядка. Мы можем взбрыкнуть, повздорить, разойдемся, побулькаем…Но на самом деле мы с Олей пытаемся беречь то, что у нас есть. Ольга: У Стаса есть одна очень хорошая привычка. Только от него я узнала и поняла, что, если два человека поссорились, им всё равно нужно через пять минут работать. А очень часто в этой ситуации они не могут договориться и уходят. Стас делает абсолютно по-другому. Мы сначала расходимся, наступает небольшое молчание, всё это должно как бы улежаться, а потом он подходит, берёт за руку и говорит: «Можно я тебя поцелую?». (Здесь Стас вставляет: «В щечку!» ― ред.) Первый раз для меня это было… ну, ненормально, что ли. А сейчас я понимаю, что лучшего способа выйти из ссоры нет. Стас научил отличному способу помириться.

 

Стас, ты говорил, что твои первые педагоги старались не говорить о трудностях, с которыми каждый сталкивается в танцевальном мире, и в этом смысле создавали некие тепличные психологические условия. Как тебе сейчас кажется, не лучше ли сразу настраивать начинающих танцоров на серьезную работу, на конкуренцию, не скрывать, что в танцевальном спорте много борьбы, нервов, денег, политики?

 

Станислав: Я думаю, что если бы они не скрывали, может, я и не танцевал бы. Потому что если бы я знал, что всё у нас настолько закручено, что многие ребята вкладывают очень большие деньги… Когда ты из Сибири ― на что ты можешь рассчитывать? Если бы меня Владимир Анатольевич не поддерживал, то я не танцевал бы однозначно. Потому что кроме них меня никто не поддерживал, даже родители сомневались, туда ли я пошёл.

Я сразу стала уважительно относиться к Стасу, но первый год мне было иногда как-то страшно приходить, что ли. Потому что это другой человек

Тебе приходилось менять привычную обстановку. Ты работал и танцевал в Сибири, в Литве, в Дании, в Москве. Что запомнилось тебе из отличий в атмосфере, в привычках в танцсфере в разных городах, странах?

 

Станислав: Очень хорошая литовская школа дала мне много новой информации, качественно другой, той, которой у меня не было в Сибири. Хотя закалка сибирская ― восьмичасовые тренировки ― помогала. Однако и сбивала. Я помню, увидела в Вильнюсе Арунаса Бижокаса, который тренировался по два часа в день, я звонил в Омск и говорил: «Владимир Анатольевич, почему Арунас тренируется только два часа в день, он ведь чемпион мира?». Это в 23 года я так рассуждал, представляешь? Но это неудивительно: в Сибири информации было мало.

 

Но ведь сейчас не 60-е годы, когда в стране всё только начиналось. Сейчас полно и видео, и живого общения ― все ездят на конкурсы, приглашают столичных и зарубежных педагогов…

 

Станислав: Когда мы начинали танцевать, да и до сих пор в Омск (не знаю как в другие города), мало кто приезжает из педагогов, потому что там совсем другие деньги. Что такое пригласить педагога из Москвы в Сибирь? Дорого. А если из-за границы? Ещё дороже. Приехать на уроки в Москву ― почти нереально: дорога, занятия, проживание. Некоторые приезжают, и я вижу как им тяжело.

У Стаса есть одна очень хорошая привычка. Только с ним я поняла, что, если два человека поссорились, им всё равно нужно через пять минут работать. А очень часто в этой ситуации они не могут договориться и уходят.

Как вы настраиваете себя на турнир, как-то формулируете себе цель перед каждым конкретным соревнованием или просто «идете потанцевать»?

 

Станислав: Мы к турнирам подходим, как к тренировочному процессу в силу того, что на тренировки не всегда времени хватает: я работаю, а Оля учится. Поэтому мы подходим к выступлениям с точки зрения попрактиковаться. Когда танцуешь 5―6 туров, то чувствуешь себя очень, очень бодро…Я не знаю как Оля, лично я стараюсь от результатов отвлечься. Конечно, результата хочется, но если ты думаешь именно о результате, то это тебе мешает.

 

Как часто Вы ездите на турниры и есть ли любимые?

 

Ольга: В этом году меньше. В прошлом ездили чаще, даже наш первый конкурс был не в Москве. Мы тогда оба изголодались по турнирам…

 

Станислав: А в этом году так складывается сезон, что практически каждые выходные есть турниры в Москве. Смысл ехать куда-то, если ты там уже бывал, и точно такой же турнир идет в Москве? Конечно, есть знаковые английские турниры, важные для нас с Олей, как и для любого спортсмена. Мы стараемся на них попадать. А все остальные турниры мы используем как подводящие к английским турнирам.

 

Ольга: Любимый, конечно, Блэкпул. Там ты чувствуешь, что ты занимаешься именно бальными танцами. Там потрясающий зал, и сама атмосфера такая, располагающая…

 

Станислав: Да, там именно ощущение бала. Я думаю, все, кто будет читать это интервью, согласятся, что на рядовых турнирах не возникает такого ощущения. Действительно, там всё представляют как праздник, у нас ― больше как спортивное мероприятие. Атмосферу бала наши организаторы пытаются создать где-то с одной четвёртой финала, и кульминация ― к финалу: свечи, оркестр (в зависимости от ранга турнира). А на предварительных турах ― какой там бал…

 

Ольга: Да. Наверно есть турниры, когда ты танцуешь, и тебе нравится, но всё-таки у нас ― больше спорт.

 

Станислав: Хотелось бы, чтобы были хотя бы приемлемые условия для спортсменов. Потому что зачастую даже переодеваться приходится неизвестно где…

 

Часто ли не соглашаетесь с оценкой судей в отношении вашего танца?

 

Ольга: У меня такое бывает… Станислав: А у меня нет, на самом деле. Я себе редко нравлюсь, честно скажу. И чаще для меня неожиданностью бывает, если меня хорошо оценят, чем наоборот. Внутренние ощущения у меня хуже, чем это бывает на самом деле. Но бывает наоборот: оценки не очень хорошие, а выглядит, по-моему, неплохо…

 

Ольга: Часто педагог говорит: «Делай налево, а не направо», а ты делаешь и думаешь, что тебе неудобно. А потом смотришь ― ну и что, что неудобно, зато выглядит хорошо. Вот в танце у нас иногда так происходит, что у тебя одни ощущения, а картинка другая. Тебе кажется, что ты кривой, а на самом деле это, может быть, просто ощущения.

 

Станислав: Если убедительно танцуешь, то до определённого тура дойдешь. Есть, конечно, политические моменты, но, как правило, я вижу, что ребята танцуют лучше меня, и они проходят дальше. На что обижаться? На кого обижаться?

 

Ольга: Да, я согласна.

 

Расскажите о вашем образовании. Стас, удалось ли тебе получить второе, «танцевальное» образование, которое ты планировал, как только увлекся танцами? И есть ли в нем потребность? И где учишься ты, Оля?

 

Ольга: Я учусь в Московском Институте стали и сплавов по специальности экономика ― информатика. Тяжело приходится совмещать институт и танцы, но если хочешь ― совместишь.

 

Станислав: Танцевальное образование пока не получил, но хочу. То, что сегодня танцы преподают все и без всякого образования, это не совсем правильно. Это времена пройдут, и образование понадобится. Многим приходится переучиваться.

 

Как долго вы планируете танцевать? И думаете ли о профессионалах?

 

Станислав: Оля к профессионалам не готова, так что пока не думаем. Мы не планируем на самом деле. Мы рады тому, что мы танцуем. Я Оле очень благодарен, мне очень нравится наше партнёрство с ней. Поэтому мы не планируем ― мы танцуем.

 

Ольга: Планирование очень неблагодарно бывает. И я бы хотела ответить моему партнеру, что я очень рада, что он появился в моей жизни. По-другому я не могу это описать. Когда я видела Стаса раньше, я никогда бы не подумала, что я с ним встану в пару. Хорошо, что мы все же встретились, что мы нашли силы встать в пару, договориться и до сих пор договариваемся. Главное понять друг друга и это не упустить.

 

Станислав: Дай Бог, чтобы у нас всё получилось. Да, Оля?

 

Ольга: Да.

 

 

 
Елена Укусова

 

Вернуться в раздел

Последние публикации

Комментарии: 7

Леди Ле, 27.07.09 (09:37)
Какие же хорошие, добрые и позитивные ребята! И настрой правильный. Очень хочется, чтобы этой паре все удалось!Про туфли умилило. :-)

Samba, 27.07.09 (10:23)
Стас - умничка и хороший педагог. Желаю этой милой паре успеха!Про туфли тоже умилило :-)

Ancha, 28.07.09 (21:38)
Хорошее интервью. Интересно узнавать о чужом опыте.Только вот оформление на сайте не очень (повторы текста, что-то выделено, а что-то нет). Мелочи, но тоже влияют на имидж сайта. :-)

Administrator, 03.08.09 (02:02)
Цитирую Ancha:
Только вот оформление на сайте не очень (повторы текста, что-то выделено, а что-то нет). Мелочи, но тоже влияют на имидж сайта. :-)
Мнение наших пользователей нам очень важно.Уважаемая Ancha, какие именно ошибки вы заметили в тексте?

Лана, 04.08.09 (21:28)
Мнение наших пользователей нам очень важно.Уважаемая Ancha, какие именно ошибки вы заметили в тексте?
Просмотрите внимательно текст - там минимум в трёх местах ключевые фразы, которые должны были быть вынесены в цитаты, повторяются в общем тексте обычным шрифтом и ни к месту. Чисто технически нужно выправить. а так спасибо за все материалы, интересно и с человеческой и с профессиональной точки зрения :roll:

turquoise, 05.08.09 (07:17)
Цитирую Лана:
Просмотрите внимательно текст - там минимум в трёх местах ключевые фразы, которые должны были быть вынесены в цитаты, повторяются в общем тексте обычным шрифтом и ни к месту :roll:
А по-моему, это просто такой прием. Неоднократно встречала его в разных журналах. Никаких ошибок тут не вижу.

Administrator, 08.08.09 (00:25)
К сожалению это не прием, за всем не уследишь. :-* Исправлено, благодарим Вас за внимательность.

Оставить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи – зарегистрироваться. Если вы уже зарегистрированы – авторизуйтесь.

Объявления

Продам НОВЫЕ!!! La туфли Ray Rose 4500р.

Ищу партнершу Pro Am Ищу партнершу Pro Am

Подать объвление
Все объявления

Все для танца: товары и услуги

АКЦИЯ! Джазовки: нат.кожа ― 1250 р., текстиль ― 1000 р.
«Пора танцевать!», Москва, Автозаводская, 19 корп. 1

Сезон РАСПРОДАЖИ: женская, мужская и детская обувь, рейтинговые платья
«Пора танцевать!», Москва, Малая Семеновская, 6 

Психология
в танцевальном спорте