Двое

Олександр Скарлато и Юлия Лесохина: «Любая женщина пойдет за убедительным мужчиной»

01.02.2009

Они почти не ссорятся, видят в танце историю мужчины и женщины, уважают упорный труд конкурентов, а хороший танец ценят выше титулов. Она ‒ та партнерша, которую он искал всю жизнь, а он ‒ тот, за кем ей хочется следовать.
СПРАВКА:

Олександр Скарлато - Юлия Лесохина

Танцуют в паре с октября 2006 года, выступают в латиноамериканской программе. Представляют Украину (клуб «Гармония», Днепропетровск), члены Федерации спортивного танца «Динамо-Украина» (любители).

Живут и тренируются в Москве.

Входят в 50 лучших любительских пар мира в латиноамериканской программе. Бронзовые призёры Чемпионата Восточной Европы 2008, финалисты и полуфиналисты многих международных турниров: Вальс Победы 2007 (Россия), Arnhem World Masters 2007 (Голландия), Albena Open 2007 (Болгария), Polish Open 2007, Polish Open 2008, Большой приз Динамо 2008, (Россия), Zabre 2008 (Польша), Silkway 2008 (Азербайджан) Подмосковные Вечера 2008 (Россия), Uzjgorod International Open 2008 (Украина), Euro Championship 2008 (Люксембург), Витебская снежинка 2009 (Беларусь) и др.

 

- Я увидел в ней ту партнершу, которая реально знает, чего хочет. И понял, что она та, с которой я мечтаю танцевать. Я видел в ее глазах, что это все серьезно.

- Я партнерша, и когда профессионально смотрю на танец, то всегда - на девочек. Но здесь я впервые обратила внимание на партнера, остаться равнодушной к его танцу было невозможно. Я поймала себя на мысли, что мне хочется танцевать именно с ним.

Так Олександр и Юлия говорят друг о друге, когда вспоминают, как становились в пару. К тому времени, как они решили танцевать вместе, оба уже прошли довольно большой танцевальный путь: он танцует с семи лет, она - с четырех. Тогда, в самом начале, их родители по-разному относились к такому увлечению своих детей, но одинаково не знали, насколько оно затянется...

«Я ничего не понял, но мне понравилось»

Словосочетание «бальные танцы» Саша Скарлато впервые услышал в первом классе. Пойти в танцевальную школу агитировал друг.

- Я не знал, что такое бальные танцы, думал, что это балет - лосины, тапочки... И подумал: «Ужас. Как мальчик может этим заниматься!»

Но показательное выступление друга на школьном празднике потрясло Сашу и изменило его мнение. Он решил научиться танцевать.

Отец первоклассника не был в восторге от этой идеи. Профессиональный барабанщик, он хотел, чтобы его дети получили музыкальное образование, и боялся, что из-за танцев сын бросит музыку. Пообещав закончить музыкалку, Саша все же отправился на первый танцевальный урок.

- Я пришел в огромный зал. Был шок - настолько светло и просторно! Меня поставили с девочкой, которая к тому времени танцевала уже год, показывали какие-то шаги, и я думал, что все это просто невозможно повторить. Но мне понравилось само ощущение - музыка, какой-то холодок внутри, столько людей, большие зеркала... Очень красиво!

И музыку Саша всё же бросил. Клуб Григория Тарана, в который Олександр пришел впервые в жизни, был в то время одним из лучших в Одессе. Там прошли первые годы танцевальной жизни Саши, а лет через шесть начался более серьезный период, когда он узнал, что такое индивидуальные занятия, что можно заниматься больше, чем три раза в неделю, и вообще что могут быть другие перспективы в танцах.

Меня поставили с девочкой, которая к тому времени танцевала уже год, показывали какие-то шаги, и я думал, что все это просто невозможно повторить.

Этот этап начался для Олександра с клуба «Ах, Одесса!», где преподавали Давид и Марина Буртовы. Потом были и другой город (Киев), и другие партнерши, и параллельные занятия - Саша занимался классическим балетом в коллективе народной артистки Украины Светланы Антиповой, а после - джазом и модерном на факультете хореографии Киевского Института культуры.

- Однажды я понял, что развиваться как танцор я могу, только находясь в центре танцевального мира, в той среде, где тренируются лучшие пары и работают педагоги топ-уровня. И я принял решение уезжать за границу. Я долго переписывался, искал партнершу и не уехал в Данию только потому, что мне по каким-то причинам не открыли визу. А через какое-то время мне предложил переехать в Москву Павел Александрович Полосин, руководитель клуба «Спартак Московская область». То есть как предложил - передал моему другу, который как раз тоже планировал перейти в этот клуб: «Ну, пусть приезжает на свой страх и риск». Мне ничего не обещали, но в Одессе на тот момент у меня не было ни партнерши, ни работы. И я перешел в институте на заочное отделение и уехал в Москву.

«Я не была талантлива, но стояла в первом ряду»

В четыре года мама привела Юлю в московскую хореографическую студию «Улыбка». Для «осаночки». И первый педагог произвела на крохотного ребенка такое впечатление, которое осталось в памяти навсегда.

- Она была восхитительна, - вспоминает Юля. - Ее звали Татьяна Юрьевна, она была бывшей балериной Большого театра. Ей было около сорока, но выглядела она гораздо моложе. У нее была безупречная осанка, она всегда носила строгую прическу-пучок, одевалась женственно и элегантно. Я наблюдала из окна пятнадцатого этажа (студия была в школе напротив нашего дома), как она идет от метро на занятия в очередном до мелочей продуманном наряде - длинная юбка, шаль, винтажная шляпка... Она была для нас божеством. Вспоминая то время сейчас, я понимаю, что культура танца, которую она прививала нам, совсем маленьким детям, очень сильно повлияла на меня. С раннего детства я увидела, насколько человек может жить искусством.

Однако авторитетная преподавательница скептически отзывалась о балетном будущем Юли.

- Она сказала моей маме: «У вас безумно старательный ребенок, но из-за конституции отдавать ее в балет, скорее всего, не стоит», - говорит Юля. - Я была достаточно пухленькая, гибкости, которая в этом возрасте уже проявляется, у меня не было. И педагоги говорили, что если я и буду танцевать, то только за счет своего безумного желания.

Желания было с избытком, и после хореографической школы, в шесть лет, мама записала Юлю в студию бального танца «Меридиан».

- Я обожала танцы! - рассказывает Юля. - Может, я не была такая талантливая, я знаю, что у других получалось гораздо лучше, чем у меня. Но я всегда стояла в первом ряду, всегда смотрела педагогам в рот и каждое слово пропускала через себя. У меня не было желания гулять на улице с подружками, я ждала занятия и летела туда, как на крыльях.

Я была достаточно пухленькая, гибкости, которая в этом возрасте уже проявляется, у меня не было. И педагоги говорили, что если я и буду танцевать, то только за счет своего безумного желания.

Детское усердие дало о себе знать, и на первом же внутриклубном конкурсе под сентиментальные мамины слезы маленькая Юля с партнером заняли первое место. С педагогами же везло и позже.

- Я очень благодарна свои педагогам, ‒ говорит Юлия. ‒ Это Елена Вадимовна Колобова, Дмитрий и Анастасия Титковы, Андрей Наумов, Мария Лобова, Константин Евгеньевич и Ирина Николаевна Маровы. Позднее посчастливилось тренироваться под руководством Ильи Викторовича Данилова и Татьяны Владимировны Рыбалко, Сергея Борисовича Дуванова и Светланы Эдуардовны Тверьянович.

Интересно, что влиянию энергетики танца оказалась подвержена не только Юля, но и вся ее семья. Когда все только начиналось, Юлины родители никакого отношения к танцам не имели. А через несколько лет отец Юли, специалист в области программирования, на спор с отцом партнера дочери написал программу для подсчета результатов танцевальных турниров. Тогда, четырнадцать лет назад, таких продуктов еще не было, и результаты турниров считали вручную. Новую программу сразу взяли в оборот, и сначала отец, а потом и мама Юлии стали каждые выходные ездить работать на турниры. Сегодня они одна из самых опытных счетных комиссий Москвы высшей категории.

«Нашел партнершу, о которой мечтал»

Случилось так, что в Москве Юлия и Олександр стали преподавать в одном зале - студии Дмитрия Тимохина. При этом они не только не были знакомы, но даже не знали о существовании друг друга, поскольку их графики не совпадали. Тренировку Саши Юля застала случайно, и сразу обратила внимание на незнакомого танцора. И когда у нее оформилось решение о необходимости смены партнерства, она узнала в студии Сашин телефон.

- Я надеялась, что Саша еще не встал в пару, - рассказывает Юля. - Я позвонила, и мы договорились встретиться в зале.

Как оказалось, Саша к тому времени не только не встал в пару, но и приобрел «привычку пробоваться».

- Я искал партнершу очень долго, с апреля по октябрь, ‒ вспоминает он. - Не то, чтобы меня что-то не устраивало, нет, но поставить точку я все время не решался. Многие ребята уже смеялись: «Что, всё пробуешься?» А я как-то даже привык к этому состоянию...

- С Юлей мы тренировались пару недель, - продолжает Саша. - И я понял, что она - та, с которой я действительно хочу танцевать. Ничего не хочу сказать против своих бывших партнерш, но, как правило, в паре всегда только я знал, чего хочу. Юля же не просто хочет танцевать, она живет танцами. Мы встали в пару, и я не разочаровался. Через год после того, как я приехал в Москву, я нашел партнершу, о которой мечтал. Когда-то мне очень понравилась фраза Виктора Никовского: «Мне очень жаль, что многие танцоры находятся рядом с танцами, а не в танцах». Меня тогда эта фраза задела, потому что вроде я все для этого делал, но не ощущал поддержки. Теперь я точно могу сказать, что один в паре ничто. Только вдвоем! Тогда будет танец, который будет тебя устраивать, от которого ты получишь и удовлетворение, и результат. 

Через год после того, как я приехал в Москву, я нашел партнершу, о которой мечтал. Теперь я точно могу сказать, что один в паре ничто. Только вдвоем! Тогда будет танец, который будет тебя устраивать, от которого ты получишь и удовлетворение, и результат.

Восемь вопросов паре

Мы говорим с Сашей и Юлей об образовании, увлечениях, планах на жизнь, друзьях, терпении, умении находить на всё время, слышать другое мнение и достойно проигрывать. Я узнаю, что они оба уже закончили вузы, только Юле тема «Финансы и кредит» была интересна, и она не исключает, что это когда-нибудь ей пригодится, а Саша изучал автоматизацию механических процессов, чтоб не забрали в армию. Танцам в их жизни подчинено буквально всё, и из-за плотного графика тренировок, работы и подготовки к турнирам иногда на всё не хватает времени.

Расскажите о вашем танце. Что вы хотите выразить танцем и как вы понимаете развитие своего танцевания?

Юлия: Мы относимся к результату через танец, а не к танцу через результат. Нам повезло, что в этом у нас совершенно одинаковый взгляд на танец. Если же ставить во главу стремление к титулам, то приходит момент, танцор заходит в тупик и не хочет уже танцевать дальше. А дело просто в том, что он неправильно позиционирует себя и свой танец. Вообще обидно за бальные танцы. Обидно, что они развиваются не в том направлении. Хотелось бы, чтобы танец остался искусством, чтобы для пары был важен момент отношения мужчины и женщины, духовная сторона, чтобы в танце была какая-то история. На это же безумно приятно смотреть! Это завораживает, заставляет замирать на время танца, от этого наворачиваются слезы.

Если ставить во главу стремление к титулам, то приходит момент, танцор заходит в тупик и не хочет уже танцевать дальше. А дело просто в том, что он неправильно позиционирует себя и свой танец.

Жалко, что все это уходит с поколением Донни Бёрнса, Маркуса и Карен Хилтон. К сожалению, сейчас танец, особенно в любительском танцевании, больше становится спортом. Кроме этого, почему-то очень многие танцоры выбирают себе стереотипы - чемпионов, достигших результатов своим определенным стилем - и пытаются откровенно копировать. Хочется индивидуальности в танцах побольше.

- Такое мнение не оригинально. На эту тему ведется столько разговоров, что очевидно, что такую точку зрения разделяют многие...

Юлия: Да, разделяют. Многие хорошие педагоги и танцоры замечают эту тенденцию ‒ превращение танца в спорт, и она их не радует совершенно! Почему мы так много говорим об этом? Потому что мы верим в развитие именно танца, это нас вдохновляет. Для нас это самое главное.

Олександр: Важно, чтобы танцор танцевал так, как он чувствует. И еще я вот сейчас в процессе разговора понимаю, что как в любом ремесле ты не можешь быть сразу Леонардо да Винчи, так и в танцах. Ты развиваешься постепенно. Если ты один раз шикарно станцевал, то вряд ли можешь сразу выиграть Блэкпул, ты можешь только приблизиться к нему. Нужно понимать, что быстрого результата не бывает. Есть определенная очередь, нельзя прийти из ниоткуда и вдруг победить всех. Так же и наоборот: было бы странно, если бы кто-то, победив на Блэкпуле, вдруг исчез из танцев. Нельзя год танцевать так, чтоб люди плакали, а потом пропасть. Так не бывает. Жалко только, что эта очередь бывает слишком длинна или политизирована. Но она есть, и это нормально. Так вот часто многие просто не имеют терпения, хотят всего и сразу. А когда не получается, начинают жаловаться, сваливать все на политику.

Быстрого результата не бывает. Есть определенная очередь, нельзя прийти из ниоткуда и вдруг победить всех. Так же и наоборот: нельзя год танцевать так, чтоб люди плакали, а потом пропасть. Так не бывает. Жалко только, что эта очередь бывает слишком длинна или политизирована. Но она есть, и это нормально.

- Означает ли такая точка зрения согласие с судейством «по рейтингу»? Поставим вопрос так: посчитаете ли вы справедливым, если на турнире вас обойдет пара, не входящая, в отличие от вас, в пятьдесят лучших пар, но станцевавшая на этом турнире лучше вас?

Олександр: Если они действительно показали лучший танец, то да, это будет справедливо. Все знают, что из этих пятидесяти пар далеко не все соответствуют статусу лучших, многие по несколько лет занимают в «полтиннике» последние строчки. Если более высокий результат покажет пара, до этого не входившая в топ-рейтинг, это будет стимул для меня. Я не хочу успокаиваться только потому, что я в числе пятидесяти лучших пар, не хочу расслабиться и лишь ездить подкреплять рейтинг на минимально необходимое количество турниров. Мне нужен рост. Ты или растешь, или деградируешь, но не стоишь на одном месте. Это самое худшее - такое «усредненное состояние». На рейтинг можно ориентироваться, если речь идет о слишком большом разрыве между парами, а если разрыв небольшой, то судить нужно по танцу. Когда из любительского танцевания уходят первые пары, то происходит переформирование сложившегося привычного топ-списка, и в верхние позиции попадают новые танцоры. Так вот мне хотелось бы, чтобы такое переформирование происходило чаще, чтобы лучшие пары менялись местами в зависимости от танца, а не только из-за освободившихся мест.

Я не хочу успокаиваться только потому, что я в числе пятидесяти лучших пар, не хочу расслабиться и лишь ездить подкреплять рейтинг на минимально необходимое количество турниров. Мне нужен рост. Ты или растешь, или деградируешь, но не стоишь на одном месте.

Юлия: На вопрос о рейтинге невозможно ответить односложно. Это очень непростое сочетание аргументов и за, и против, и я вижу и учитываю и те, и другие. С одной стороны, пара, которая имеет определенный статус, заняла какую-то полочку, нишу, достигла этого не просто так. Возможности, в принципе, у всех равные, и если кто-то занимает эту нишу, а кто-то нет, значит, сыграли свою роль способности, старание, терпение и труд тех танцоров, которые достигли этой позиции, и недостаток этого у тех, кто не достиг. И не уважать эту историю пары, их опыт, их настойчивое и постоянное стремление к результату нельзя. Я не считаю правильным судейство по рейтингу, но все-таки я учитываю историю танцоров.

С другой стороны, часто происходит так, что пары занимают в финале места именно в соответствии с их рейтингом, вне зависимости от того, кто как выступил. И у пары, которая по рейтингу вторая, порой нет шанса обойти первую. Вот это момент обидный.

Ситуация, когда пара с более низким рейтингом обходит танцоров высокого уровня, возможна. Для меня она была бы очень обидной, но я должна суметь сделать из нее правильные выводы. Однако мне будет небезразлично, какова у этой пары история и в чем именно они лучше нас. Если эта пара танцует лучше нас с точки зрения того, что я считаю танцем, если они показали действительно интересный для меня танец, я это приму. Если же это будет не танцем, а только «быстрее, выше, сильнее», но, тем не менее, произведет на судей большее впечатление, я этого не пойму.

На вопрос о рейтинге невозможно ответить односложно. Это очень непростое сочетание аргументов и за, и против, и я вижу и учитываю и те, и другие. Ситуация, когда пара с более низким рейтингом обходит танцоров высокого уровня, возможна. Однако мне было бы небезразлично, какова у этой пары история и в чем именно они лучше нас.

- Многие сторонники других направлений танцев критикуют бальные танцы за отсутствие импровизации, а из-за склонности к спортивности вообще вычеркивают их из сферы искусства. Как вы относитесь к танцам других направлений?

Юлия: Мы как танцоры развиваемся в латиноамериканских танцах, но не можем не признавать и другие виды танца, потому что это в первую очередь самоуважение. Любой танец позволяет вытащить из нас что-то, что сидит где-то глубоко внутри и без танца никогда не проявится. Я думаю, что в обычной жизни женщина раскрывается так же, как в танце, только когда она влюбляется. Она находится в какой-то эйфории, она живет своим чувством, и все остальное остается где-то далеко. Наверное, это единственный момент в жизни, сравнимый с танцем. Но каждый танец - это оголение души, и в каждом стиле это выражается по-своему. Я сравниваю танцора с актером, который на сцене играет роль. Он выплескивает себя, полностью отдается роли. И в этом между разными жанрами искусства много общего. И несмотря на то, что я танцую спортивные бальные танцы всю свою сознательную жизнь, я интересуюсь и другими танцевальными направлениями. Просто каждый выбирает то, что ему ближе. Мы с Сашей любим балет, аргентинское танго и испанские шоу, и из каждого танца, из каждой постановки черпаем что-то для себя, несмотря на то, что это отлично от того, чем занимаемся мы. А танцоры, которые говорят, что бальные танцы это не искусство, наверно, очень ограниченные люди.

Олександр: Я думаю, на такое восприятие бальных танцев влияет то, то зритель видит турнир, на котором танцуют и кто умеет, и кто не очень умеет. Моя преподаватель балета как-то сказала, что то, что мы видим на сцене Большого театра - это результат жесточайшего отбора, а если бы мы заглянули за кулисы, то тоже увидели бы не только совершенный танец. В бальных же танцах, особенно в первых турах соревнований, зритель видит всех. А сам факт участия танцора в турнире еще не говорит о высоком уровне его танца.

- Большое влияние на каждого из вас оказали ваши первые педагоги. А кто из тренеров наиболее значим для вас как для пары?

Юлия: Мы хотим поблагодарить всех тех людей, которые оказали влияние на наше развитие, на наше понимание танца. От каждого педагога мы брали все самое хорошее, это в нас осталось и будет развиваться, даже если наши пути с этими людьми уже разошлись. Что касается нашей совместной танцевальной карьеры, мы не можем не сказать о людях, которые помогали нам как паре, когда мы только начали - это Сергей Дуванов и Светлана Тверьянович. Я знаю, эти люди в нас верили, они были для нас действительно педагогами, которые готовили нас к соревнованиям и физически, и психологически.

У каждой пары должен быть педагог (или тренер), и учитель. Это две совершенно разные функции. Я думаю, что учитель учит тому, чего ты еще не знаешь, а педагог развивает в тебе то, что ты уже умеешь до какого-то определенного уровня.

Еще у нас есть человек, которого можно назвать учителем. Это Дмитрий Тимохин. У каждой пары должен быть педагог (или тренер), и учитель. Это две совершенно разные функции. Я думаю, что учитель учит тому, чего ты еще не знаешь, а педагог развивает в тебе то, что ты уже умеешь до какого-то определенного уровня. Учителем для нас был и остается Дмитрий. И Анна Безикова. Для нас это очень важные люди. Люди, за которыми мы всю свою танцевальную карьеру будем тянуться, которые своим примером показали, что невозможное возможно. Мы очень им верим и надеемся, что они для нас всегда будут источником, который никогда не исчерпается.

Сейчас мы советуемся по поводу каких-то психологических и идеологических моментов с Владимиром Колобовым, которому мы благодарны за свежие идеи, которые он привносит в наш танец. Он заставляет нас думать, смотреть иначе на некоторые вещи.

Колоссальное влияние на наше понимание танца оказали потрясающие педагоги английской танцевальной школы - это Маргарет Рэдмонд, Кэрол МакРейд, Колин Джеймс.

Олександр: А я хочу сказать спасибо тем людям, которые были со мной, поддерживали, когда я еще не думал, что когда-нибудь окажусь в Москве. В первую очередь я благодарен Марине Буртовой. То, что я делаю сейчас, это плоды моей работы в Одессе. Я очень рад, что на моем пути попадались люди, которые были откровенны со мной и всегда поступали так, как чувствовали. Они сформировали меня как человека, а все остальное сделала Москва.

Юлия: Мы благодарны родителям, которые вовремя привели нас в танцы, решив нашу судьбу, сами того не ведая. Спасибо, что они сумели с нами вместе преступить границу между хобби и более серьезным отношением к танцу, что живут с нами нашей танцевальной жизнью. Поддержка близких - это безумно важно для любого человека, и мы никогда не были этим обделены.

- Хотелось бы вам что-либо поменять в организации танцевальной жизни, вашего личного графика?

Олександр: Я бы сделал так, чтобы какой-то контролирующий орган следил, чтоб все педагоги и судьи обязательно посещали семинары, лекции, конгрессы, чтобы всегда быть в танцевальной струе. Танец развивается, и необходимо постоянно идти в ногу со временем. А иногда получается, что многие судят просто по рейтингу или на уровне нравится/не нравится. От этого субъективизм в оценках только увеличивается. А творчески судят единицы.

Юлия: Еще хотелось бы так построить свой график, чтобы успевать посмотреть города и страны, в которые мы ездим на турниры. Ведь в Москве нас ждут тренировки и ученики, поэтому мы не всегда можем себе это позволить. Хотя перед этим Новым годом мы выкроили пять дней и после турнира в Люксембурге взяли напрокат машину, поехали оттуда во Францию, затем через Бельгию в Голландию. Отлично покатались по Парижу, поездили на экскурсии, а Рождество встречали в Амстердаме. Было весело.

Я бы сделал так, чтобы какой-то контролирующий орган следил, чтоб все педагоги и судьи обязательно посещали семинары, лекции, конгрессы, чтобы всегда быть в танцевальной струе. А иногда получается, что многие судят просто по рейтингу или на уровне нравится/не нравится. От этого субъективизм в оценках только увеличивается.

- Что есть в вашей жизни кроме танцев?

Юлия: Времени, свободного от танцев совсем, в течение года почти нет, ну, может летом немного. Если мы не на тренировке и не работаем, то решаем вопросы с визами, с костюмами, выбираем турниры. Но когда находится минутка, я очень люблю общаться со своими подругами. У меня их немного, мы дружим много лет, и к танцам они не имеют никакого отношения. Нам безумно интересно общаться с точки зрения увлекающихся людей, хотя они развиваются в каком-то другом, своем направлении. Я думаю, нужно уметь видеть мир и за пределами танцевальной жизни, какой бы бурлящей и яркой она ни была. И как уже говорили, очень любим с Сашей ходить в театры.

Олександр:

И стараемся хоть раз в год отдохнуть, съездить на море, увидеть родных. Юля видит своих родственников, живущих в Москве, не чаще, чем я своих, которые живут в Одессе. Все уже устали обижаться...

Мои друзья, в основном, тоже нетанцевальные люди. Они занимаются бизнесом или работают рядовыми менеджерами, но все имеют какой-то эстетический вкус. Они образованные, культурные люди и иногда даже оценивают мой танец так, что потом я слышу от своих тренеров то же самое, только с профессиональной точки зрения.

- Из-за чего вы можете поссориться?

Юлия: Наверное, когда ищем... Да в принципе, у нас и ссоры какие-то несерьезные. Мы как-то переросли это, может, даже в предыдущих партнерствах. Как-то вдруг поняли, что эти ссоры только забирают энергию, но совершенно не приводят ни к какому результату.

Олександр: Важно выслушивать. Хотя и считается, что партнер главный в паре, но если партнерша будет чувствовать невысказанность, то это будет накапливаться. Не факт, что мы так сделаем, но я обязательно выслушаю.

Юлия: Важно просто уважение друг к другу. Как говорит восточная мудрость, не бывает неправильного мнения, оно просто другое. Нам помогает чтение литературы на эти темы. Саша находит какую-нибудь книгу о взаимоотношениях, жизненной философии, читает и потом обязательно дает почитать мне. Мы обсуждаем, разговариваем. И у нас очень мало поводов для ссор. Где-то женщина должна быть достаточно мудрой, чтобы просто улыбнуться и загладить момент. Где-то партнер должен понимать, что партнерша тоже может привносить какие-то интересные идеи. Мы не ссоримся, мы ищем и уважаем мнение друг друга.

Если мужчина, партнер, убедителен в том, что он делает, у партнерши не будет ощущения недоверия. Я понял, что как только мое действие точно на двести процентов (в плане не «как должно быть», а как именно я это чувствую), то партнерша не будет спорить.

Олександр: Я думаю, что если мужчина, партнер, убедителен в том, что он делает, у партнерши не будет ощущения недоверия. Я понял, что как только мое действие точно на двести процентов (в плане не «как должно быть», а как именно я это чувствую), то партнерша не будет спорить. Любая женщина пойдет за убедительным мужчиной. А если он неубедителен, то ей приходится брать на себя его функции, и она становится более мужественной. Чего не хотелось бы в танце.

Юлия: Я с этим согласна. В танце, так же как и жизни, любая женщина хочет быть на втором плане, и на этом плане раскрываться, получать удовольствие от того, что она делает. Это ее удовольствие - быть на вторых ролях.

Олександр: А в свою очередь партнер представляет свою женщину. За то, что она готова следовать за ним, она для него - богиня, и он хочет показать свой бриллиант всем. Он слышит и уважает ее мнение, он благодарен ей за то, что она следует за ним, и за это ее превозносит.

 

Елена Владимирова

Что осталось за кадром

 

Вернуться в раздел

Последние публикации

Комментарии: 2

Samba, 17.04.09 (12:19)
Спасибо автору за статью!Знаю эту пару лично 8) , поэтому было особенно приятно почитать о ребятах! :roll:

испанка, 25.04.09 (22:56)
Обожаю их! Красивые, молодые, талантливые! Удачи, так держать!

Оставить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи – зарегистрироваться. Если вы уже зарегистрированы – авторизуйтесь.

Объявления

Ищу партнершу Pro Am Уроки про ам

Продам НОВЫЕ La туфли Aida

Подать объвление
Все объявления

Все для танца: товары и услуги

АКЦИЯ! Джазовки: нат.кожа ― 1250 р., текстиль ― 1000 р.
«Пора танцевать!», Москва, Автозаводская, 19 корп. 1

Сезон РАСПРОДАЖИ: женская, мужская и детская обувь, рейтинговые платья
«Пора танцевать!», Москва, Малая Семеновская, 6 

Психология
в танцевальном спорте